Language:  

Плюсы и минусы высокого и низкого государственного долга

 
Метки: Макроэкономика | Государственный долг | ВВП | Уровень жизни | Нефть | США | Япония | Греция | Россия | Аналитика
 

В России очень гордятся низким госдолгом. И смеются над США, у которых все наоборот.

Высокий суверенный долг Соединенных Штатов Америки – популярная страшилка российского телевидения и мощный интернет-мем. Что вы постоянно ворчите, посмотрите, как у них все плохо – заморский сосед весь в долгах как в шелках, а высокий уровень жизни держится на кредитных деньгах, и очень скоро этот пузырь окончательно лопнет.

Госдолг США мем

Типичный мем про госдолг США

В России последних двух десятилетий – противоположная ситуация. Советские долги уже давно выплачены, переговоры с МВФ – в далеком и ужасном прошлом. Вместо этого накоплены огромные стабилизационные фонды, которые должны поддержать страну в случае наступления сложной макроэкономической конъюнктуры – проще говоря, при падении цен на нефть. Следующая таблица наглядно иллюстрирует, что если у российской экономики с чем-то и есть проблемы, то точно не с госдолгом (в списке не все страны):

Место Страна Долг/ВВП
1 Япония 234.18%
2 Греция 181.78%
3 Судан 176.02%
4 Венесуэла 172.08%
5 Ливан 160.57%
6 Италия 127.51%
7 Эритрея 127.34%
8 Барбадос 127.31%
9 Кабо-Верде 126.66%
10 Португалия 117.54%
11 Мозамбик 116.60%
12 Соединенные Штаты Америки 109.45%
13 Сингапур 108.79%
14 Гамбия 105.17%
15 Республика Конго 105.01%
16 Бахрейн 102.01%
17 Бельгия 99.08%
18 Франция 96.20%
19 Бутан 96.05%
20 Йемен 95.83%
30 Великобритания 85.92%
31 Канада 83.81%
33 Украина 76.86%
39 Зимбабве 72.64%
50 Пакистан 67.44%
51 Индия 67.29%
63 Финляндия 59.56%
79 Германия 55.75%
81 Армения 55.58%
85 Китай 54.44%
97 Беларусь 49.93%
115 ЦАР 44.37%
116 Грузия 44.09%
117 Гондурас 44.08%
118 Руанда 43.12%
124 Швейцария 41.10%
125 Австралия 41.05%
151 Кувейт 32.42%
170 Казахстан 23.14%
171 Болгария 22.86%
172 Люксембург 22.80%
173 Новая Зеландия 22.69%
174 Узбекистан 20.65%
175 Микронезия 20.55%
176 Россия 19.48%
177 ОАЭ 19.35%
178 Соломоновы острова 16.41%
179 ДР Конго 13.31%
180 Ботствана 12.84%
181 Эстония 8.12%
182 Афганистан 6.32%
183 Бруней 2.46%

Эта таблица говорит лучше любых скучных теорий, что долговая нагрузка слабо влияет на уровень жизни. Среди крупнейших должников одновременно как экономически успешные Япония и США, так и беднейшие Судан и Гамбия. Среди стран с низкой закредитованностью как благополучные Швейцария и Люксембург, так и бедные Микронезия и Руанда. А две африканские страны, чьи столицы разделены лишь одноименной рекой (Республика Конго и Демократическая республика Конго) – имеют диаметрально разную кредитную нагрузку, но при этом одинаково бедны.

Почему большой внешний долг – это не страшно

Высокая закредитованность ещё не означает, что у страны все плохо. Экономически успешные страны обычно имеют возможность занимать под относительно низкую ставку (т.к. риск, что они не вернут долг, минимален). Так если процент низкий, то почему бы этим не воспользоваться?

Классический пример – как раз Соединенные Штаты Америки. Крупнейшая с большим отрывом мировая экономика не только занимает под самые низкие ставки, но и контролирует самую главную мировую валюту – доллар – а значит, в случае серьезной угрозы своей платежеспособности может в разумных пределах допечатать валюту. За этим долгом стоит сильная экономика – американские компании лидируют по капитализации и являются лидерами на своих рынках.

В корпоративном мире крупные и успешные компании очень редко финансируются только за счет средств своих акционеров. Более того, считается, что определенный уровень заемного капитала даже полезен – процентные платежи по нему обычно ниже, чем дивидендные выплаты акционерам, и у компаний остается больше средств на развитие. Даже в личных финансах ипотека может решить проблему нехватки своего жилья не только быстрее, но и дешевле (мы разбирали, в каких случаях), нежели попытка накопить самостоятельно, используя банковский вклад. Те же самые законы действуют и на макроуровне.

Поэтому отнюдь не стоит удивляться высокой процентной нагрузке в таких странах как Великобритания, Франция, Канада. Если посмотреть на соотношение «долг/ВВП» в странах Евросоюза (относительно благополучных), то этот показатель там будет в среднем выше, чем в других регионах мира.

Почему большой внешний долг – это страшно

Но чем выше уровень долга, тем в более рискованных ситуациях оказывается экономика. В критическом случае все собираемые налоги в первую очередь направляются на погашение процентов по долгу, а собственные социальные программы финансируются исходя из остаточного принципа.

Современная российская экономико-политическая элита почти вся – родом из 1990-х. Уже тогда многие из тех, кто сегодня определяет важнейшие экономические решения, были на подступах к высшим эшелонам власти. И им слишком хорошо знакома ситуация, когда «денег нет», а как-то держаться и удерживаться в своих креслах нужно. Шахтеры, стучащие касками на Красной площади, закрытые от безденежья банки, не имеющие оборотного капитала неэффективные предприятия – все это страшилки не только для населения, но и для власти.

Подобный экономический коллапс таит в себе гораздо большие риски, чем любой политически окрашенный «хипстерский» протест.

В похожей ситуации в 2010-х годах оказалась Греция – по-прежнему один из крупнейших мировых должников. Эта страна очень долго занимала по низким ставкам, подделывая и фальсифицируя собственную статистическую отчетность. На самом деле местная экономика не имела под собой мощных конкурентоспособных отраслей, высокотехнологичная продукция закупалась преимущественно в Германии и других странах Европы, а государственные расходы сильно раздувались находившимися у власти популистскими правительствами. Начавшийся в 2008-м году мировой кризис обрушил доходы страны от туризма – основного оплота местной экономики. Мгновенно стало понятно, что обслуживать накопившийся огромный долг страна не может – Грецию стало ожидать банкротство со всеми вытекающими последствиями, включая безработицу и обнищание населения.

В таких ситуациях страна обычно становится заложником МВФ и других международных кредиторов. Но как любой кредитор, эти организации обычно сильно озабочены возвратом средств, а не спасением должника. Они требуют от правительств в первую очередь сокращения бюджетных расходов. России конца 1990-х международные кредиторы никак не помогли – «ужасный конец» в лице дефолта и девальвации помог отбросить долговые оковы и перезапустить экономику, в то время как переговоры с МВФ означали просто «ужас без конца». Страну спас рост цен на нефть и экономические реформы. Проблемы Греции тоже до сих пор не решены – высокий местный долг ушел с первых полос газет, но слабая экономика никуда не делась. По схожему сценарию развивается прямо сейчас взаимодействие между МВФ и Украиной.

Когда нужно занимать, а когда нет?

Как занимать таким образом, чтобы было как в США, а не как в Греции?

Вопрос отнюдь не праздный. Внешний долг может существенно помочь экономике. Заемные средства нужно инвестировать в экономику, и таким образом создать конкурентные преимущества. Это могут быть крупные инфраструктурные проекты, инвестиции в новые технологии, в человеческий капитал. Самое главное – чтобы на выходе создавался продукт, который будет конкурентоспособен на мировом рынке и будет приносить доход местным предприятиям и экономике.

Нет смысла строить мосты и дороги, если это никак не поможет экономике – не увеличит доходы или не сократит издержки. Потраченные деньги население быстро проест, а зарабатывать так и не научится (в худшем случае бенефициарами окажется узкий слой элит, которые быстро выведут деньги из страны).

Имеет смысл строить дороги, если за счет этого страна получит доступ к крупным месторождениям полезных ископаемых или сможет стать крупным транспортным хабом. Или если это сократит издержки на доставку ключевых для страны товаров на мировые рынки – а значит, улучшит ценовую конкурентоспособность. Или в целом способствует росту экономической связности регионов страны – а значит, за счет специализации вырастет средний размер предприятий, производительность труда и снизится удельная себестоимость продукции. Обобщая, занимать следует тогда, когда за счет этого можно создать технологическое преимущество. Чтобы опередить более консервативных конкурентов, развивающихся на свои деньги, занять новые рынки и начать быстрее получать выгоды от появившихся технологий. Обычно это предполагает, что страна привлекает средства на длительный срок и инвестирует их в основные фонды и человеческий капитал.

Занимать деньги на покрытие текущих расходов – скверная затея

Сравните два простых примера. Успешный и перспективный молодой человек, который берет ипотеку или кредит на свое образование по низким ставкам, чтобы как можно быстрее начать зарабатывать ещё больше. И замученный бедняк, который постоянно бегает в микрокредитные организации, чтобы занять «до зарплаты». Кто из них для вас более привлекателен и интересен? Как бизнес-партнер, как муж? На уровне государств работает абсолютно та же самая логика.

Если на горизонте не имеется новых интересных технологий, то едва ли стоит занимать просто так. В данном свете крайне интересен пример Японии – на текущий момент крупнейшего мирового должника. Разрушенная после Второй мировой войны страна в 60-70 годах прошлого века совершила экономическое чудо. Совершила она его за счет того, что смогла добиться конкурентного преимущества в передовой на тот момент отрасли – производстве автомобилей. Японцы изобрели «бережливое производство» и смогли завоевать американский авторынок своими экономными малолитражками – цена самих автомобилей и расходы на обслуживание выгодно отличались от американских аналогов, при таком же высоком качестве.

Но в начале 1990-х после бурного роста страна стала постепенно погружаться в рецессию, а на авторынке ее начали догонять соседи из Южной Кореи. Чтобы спасти ситуацию и стимулировать производство, правительство решило резко понизить налоги. Государственные расходы при этом не сокращались, а недостающие средства привлекались за счет размещения долга. Однако экономическая ситуация абсолютно не изменилась – снизившаяся налоговая база немного улучшила конкурентоспособность японских товаров, но в условиях отсутствия новых технологических идей этого оказалось недостаточно. Конечно, Япония занимает по очень низкой ставке, а ее экономика не является пустышкой (в отличие от Греции), однако рост внешнего долга лишь добавил стране проблем – и пока она не видит путей, как соскочить с долговой спирали.

Если же говорить о России, то ее идея иметь низкий долг абсолютно здравая и разумная в выбранной экономической модели. Отечественная доктрина исходит из волатильности цен на нефть как главного источника дохода как федерального бюджета, так и страны в целом. Что делать с большим внешним долгом, если вдруг цены на нефть упадут? Средств выплачивать не будет и все закончится новым дефолтом. В целом, не удивительно, что в приведенной нами выше таблице на последних местах много нефтяных экспортеров – Арабские Эмираты, Бруней, Россия, Кувейт (есть правда и исключения). Страны с более стабильными доходами в среднем могут себе позволить более высокий уровень долга – аналогично, служащий крупного предприятия или государственный чиновник обычно смелее берет кредит, чем представитель малого бизнеса. Не потому, что у одного выше доходы, чем у другого, а потому что потенциальная изменчивость этих доходов разная.

А однозначного ответа, стоит ли занимать или нет, как всегда нет – каждый случай индивидуален и требует отдельного изучения.

Почему одни страны, города или компании добиваются экономического успеха, а другие - вынуждены влачить жалкое существование? Почему экономический рост такой слабый, а неравенство доходов все выше? Как новые технологии могут изменить глобальный экономический ландшафт? Присоединяйтесь к нашим группам ВКонтакте и Facebook, чтобы получать больше информации о долгосрочных трендах в экономике и бизнесе.

Комментарии:
Здесь пока нет комментариев. Чтобы их оставить, авторизуйтесь вверху страницы или с помощью аккаунта ВКонтакте, Facebook , Instagram либо зарегистрируйтесь .
Авторизация через: